Archonis
Проиграли позавчера(в ночь с пятницы на субботу) в Темную Ересь. Народу было немного, всего 3 человека да я. Но я был ГМом - рассказчиком, ведущим и судьей.
Но вначале немного о самой Темной Ереси. Что это такое? Это разговорная ролевая система по типу D&D во вселенной Warhammer 40k. Игроки создают себе персонажей, аколитов Инквизиции, и отправляются по рельсам придуманной ГМом истории. Расследуют деятельность различных культов, спасают корабли, станции и планеты.
Итак, вот что получилось во время восьмичасовой ночной игровой сессии:
День первый. Аколиты, на службе у Лорда-Инквизитора Антона Зарбе, Ордо Еретикус: Техножрец Максимус Дрейк, Гвардеец Дорн и Разбойник по кличке Стаббер, прибывают на космическую станцию, которая вращается на орбите планеты Сеферис Примарис. Прибывают туда они на корабле, который периодически привозит рабочих. Вот и сейчас 2 тысячи рабочих были расположены в трюмах корабля. Стаббер, как самый разговорчивый, отправился к властям в доках станции, чтобы получить документы. Дрейк и Дорн, не столь проворные, пытались пробраться через толпу прибывших рабочих. Стаббер, разобравшись с документами, нашёл своих коллег и они отправились в бар, который располагался в доках. Там Дорн сразу уселся за барную стойку, выпить немного пойла, Дрейк решил разузнать положение дел у капитана корабля, который тоже зашёл в бар по прилёту. К техножрецу вскоре присоединился и Стаббер, сразу после того, как разговорил бармена. Дорн решил пойти поговорить с арбитрами, забыв лазпистолет на столе. В разговоре со стражами порядка он сразу достал инсигнию, собираясь добыть информацию при помощи авторитета Инквизиции. Арбитр сказал ему, что в людном месте такие разговоры не ведутся и повёл аколита в подсобное помещение. Дальше след Дорна обрывается.
Дрейк и Стаббер, после пьянки с капитаном, заметили, что из коллеги-гвардейца нигде нет. Они спросили у бармена, затем у арбитров, но никто не мог сказать ничего внятного о Дорне. Потратив некоторое время на безуспешные поиски, они отправились на жилую палубу, чтобы разместиться в забронированном номере отеля.
День второй. Дрейк и Стаббер отправились за продовольствием. Пополнив запасы, они купили разбойнику приличную одежду, чтобы тот мог без подозрений пробраться на административную палубу, а так же зашли в ломбард, краем глаза заметив под прилавком знакомый бронежилет. Ломбардщик был очень наглым и отказался рассказывать, откуда он взял гвардейскую экипировку. Разобравшись с покупками, аколиты направились в гостиницу, где по их данным находился связной Инквизиции - Квинт. В баре они выяснили, что Квинта никто давно не видел. Техножрец под предлогом подзарядки катушек пробрался в комнату охраны, но взломать камеры у него не получилось. Зато получилось взломать камеру на этаже. Открыв дверь в комнату Квинта при помощи навыков Дрейка, аколиты наталкиваются на странное существо, замотанное в лохмотья. Оно выпрыгивает из окна как только Стаббер входит в комнату. На шум уже бежит охрана, поэтому наши герои ретируются на крышу. Там они осматриваются и выясняют, что существо умеет лазить по стенам, а так же то, что оно сумело скрыться.Подняв шум в квартале, аколиты решают закончить со своими делами здесь и возвращаются в съемное жилище.
День третий. Стаббер, приодевшись, отправляется на административную палубу. Дрейк же возвращается к гостинице, чтобы продолжить расследование. Разбойник первым делом посещает Администратум, где несколько часов блуждает по бесконечным кабинетам, пока ему всё-таки не удаётся раздобыть инопланшет со схемами и картами станции. Дальше он идёт в местное представительство Инквизиции. При помощи инсигнии Стаббер открывает комнату, которая предстаёт перед ним не в лучшем виде. Кто-то явно перевернул её вверх ногами, ища что-то. В медотсеке разбойник находит запчасти для аугментики правой руки и глаза, а так же медикаменты. И последним пунктом был кабинет планетарного губернатора Флавиона Джара. При помощи своей невероятной харизмы, Стабберу удаётся преодолеть секретарей и охрану. Губернатору же он показывает инсигнию и требует полное содействие силовых структур и планетарного правительства в расследовании. Флавион рассказывает о том, что за последние 3 года смертность как на станции, так и на планете возросла вдвое. Несколько шахт Сеферис Примарис пришли в упадок, целый сектор факторий (нижних, промышленных палуб) теперь необитаем, оборудование вышло из строя, планета не выполняет план. Так же губернатор выдаёт Стабберу пропуск, подписанный лично им, который позволит свободно перемещаться по станции.
Максимус Дрейк собирался идти в бордель, которым оказалось соседнее от отеля здание, но перед этим он решил забрать пистолет, который оставил в номере Квинта. Однако администратор сразу же узнаёт его и велит задержать техножреца. Дрейка отводят в комнату охраны, где он пытается взломать сервиторов, пока администратор вызывает арбитров, но у него ничего не получается. Приезжают стражи порядка, осматривают комнату Квинта, приходят допрашивать Дрейка, тот пытается взломать сервоприводы в костюмах арбитров, не удаётся. Кое-как техножрецу удаётся отмазаться, и по его просьбе его сопровождают в комнату Квинта. Там он осматривается, находит странную слизь и выбитый зуб. При выходи Дрейк пытается незаметно достать лазпистолет у арбитра, но Омниссия дарует ему видение, что этого делать не стоит, в противном случае его арестуют. Максимус отправляется в бордель, его его отказываются пропускать на крышу без платы, он обходит здание и находит приборную панель, но разобраться что это он не может. Тогда он решает прострелить замок из лазпистолета. Но не может нормально прицелиться и попадает четвертым выстрелом в энергощиток. Электричество отключается во всём квартале. Замок на черного входа борделя отключается и техножрец пробирается на крышу. Там он осматривается и замечает, что существо, что рылось в комнате Квинта, пробежало здесь и прыгнуло на соседнее здание. Он понимает, что так может продолжаться очень долго и возвращается назад.
В номере Стаббер и Дрейк обмениваются информацией, техножрец загружает карты, а разбойник пропускает стаканчик-другой пойла.
День четвертый. Аколиты снова идут на административную палубу. В Администратуме они проникают в архивы станции, где находят информацию о том, что практически вся организованная преступность была уничтожена. Притом не силами правопорядка. Это значит, что на нижний палубах, где обустраивали свои логова банды, не безопасно. Вся информация о том, кто мог это сделать - стерта. Пиктов трупов нет. Ничего настораживающего в местной фауне не наблюдается, кроме подземных жуков, которых иногда находили в самых глубоких шахтах. Шахтеров с планеты не вывозили, хоронили их прям в шахтах, поэтому поговорить с ним не предоставлялось возможным. Камера напротив штаба Инквизиции за последние 2 месяца не фиксировала ни одной записи. Все записи до этого за последние 3 года - стёрты. Просмотрели досье на представителей Инквизиции. 8 агентов пропали без следа. Снова фигурирует отрезок в 3 года.
Выйдя из Администратума, аколиты пошли посмотреть на камеру. Техножрецу не удалось её починить. Следом они решили снова проверить покои Инквизиции. Уже вдвоём. Открыв дверь, они увидели человека, который стоял спиной к выходу. Стаббер молниеносно набросился на него, ударив ножом в шею, Дрейк выстрелил, но промахнулся. Человек развернулся, пытаясь двинуть разбойнику по лицу, но не попал, ошеломленный столь внезапным нападением. Техножрец перекатился в комнату, дверь с шипением закрылась. Стаббер ещё раз взмахнул ножом, перерезав незнакомцу сухожилия на левой ноге, затем последовал прямой в голову. Удар оказался такой силы, что выбил человеку глаз. Тот с грохотом упал на пол. Техножрец подскочил и точными ударами переломал противнику кости ног. Но тот, немного очухавшись, снова попытался напасть. Стаббер был молниеносен. Одним взмахом ножа он отделил голову от тела. Техножрец осмотрел труп. Под болохоном он нашёл аквилу и... третью насекомоподобную руку. Аколиты отрезали руку и положили вместе с головой в чемодан. Тело оттащили в медотсек. После такой встряски Стаббер решил пойти в представительство Адептус Министорум, вдруг убитый был священником. Дрейк направился к Механикумам. Стаббер поговорил с кардиналом Мардехаем Никсиосом, но не получил никаких подтверждений о том, что среди священнослужителей были люди с нестабильной психикой, однако один из исповедников сообщил, что адептам Министорума доверять нельзя, а так же то, что разбойник в опасности.
Дрейк тем временем показывал Магосу отрезанную руку. Тот лишь сказал, что видел такое лишь раз. 3 года назад на нижних уровнях сервиторами было убито существо со схожими конечностями. Так же аколит смог выбить в своё распоряжение 4 боевых сервитора для проведения осмотра фактории. Так же Максимус после недолгой беседы со Стаббером лег под нож на установку бионического глаза.
Стаббер вернулся в гостиницу.
День пятый. Стаббер осматривал жилые кварталы, когда снова забрёл в тот самый ломбард, чтобы заметить перемены в поведении хозяина шараги. Разбойник снова попытался разузнать, откуда взялся гвардейский бронежилет, но вовремя понял, что ситуация выходит из-под контроля. У ломбарда останавливались и стояли неподвижно чем-то похожие на ломбардщика люди. Он успел уйти раньше, чем подошло ещё больше народу. По пути назад он заглянул в оружейную лавку и, тряся удостоверением, которое выдал ему губернатор, реквизировал батареи для лазерного оружия. Готовый к нападению, он вернулся в гостиницу, забрал дробовик, бионическию руку и отправился на административную палубу. Там Стаббер обратился в Адептус Арбитрес, но почувствовал что-то недоброе и скрылся. В администратуме он снова просматривал записи камер, когда заметил на записи датированной двумя днями ранее Дорна. Но сколько он не искал, больше гвардеец не попадался. Спал он прям там, в гостиницу возвращаться было опасно.
День шестой Дрейк и Стаббер, прихватив с собой всё доступное оружие и всех сервиторов, спустились на нижние уровни. Там арбитры попытались отнять у них удостоверение губернатора, но аколиты были на страже. Законникам ничего не оставалось, кроме как пропустить их. Чтобы добраться до нефункционирующих блоков, группа спустилась практически на самый низ станции. И чем глубже они спускались, тем тише и темнее становилось. Дрейк включил фонарь. Будучи на месте они заметили, что во тьме за ними наблюдают несколько пар глаз. И с каждом минутой всё больше. Заброшенный комплекс на переработке руды, как они выяснили, был буквально разорван на части чем-то очень острым. Встал вопрос. Спускаться ли ниже? Нервы Стаббера не выдержали и он потянул Дрейка назад. Почувствовав это, существа, как по команде, выпрыгнули из тени и ринулись в атаку. Сервиторы выстроились вокруг аколитов и открыли огонь из тяжелых болтеров. Больше 20 существ надвигалось на них, но никто не смог прорваться сквозь заградительный огонь. Последний монстр не добежал каких-то 6 метров. Выстрелы стихли. И Дрейк услышал внизу лязг и грохот. Новые существа спешили на выручку своим незадачливым братьям. Аколиты бросились назад. Наверх. Сервиторы еле поспевали. Один. Второй. Третий. До лифта наверх с ними прибежал всего один. Наверху, где оборудование работало, было сложно определить, догнали ли монстры отставших или нет. Стаббер решил не рисковать. Они поднялись на административную палубу, где их уже ждали арбитры. 7 человек. Все вели себя очень странно. Дрейку показалось, что иногда даже их слова синхронизировались. Аколитов хотели арестовать, но ни тут-то было. Техножрец подал сигнал закрыть уши и издал парализующий визг. Лишь один арбитр смог сохранить самообладание и в ту же минуту его голову взорвала очередь из тяжелого болтера. Аколиты бросились к Механикумам, оставив сервитора разбираться с зомбированными стражами закона. На месте Стаббер забарикадировался, а Дрейк объяснил своим коллегам по цеху, что случилось. Они догадывались, что стоит за всеми этими странностями на станции. Генокрады. Но что их заинтересовало на планете? И почему с шахтами пропадает связь? Это им ещё предстояло выяснить.

@темы: Dark Heresy, Warhammer 40k, Делюсь впечатлениями, Игры